%d0%b5%d0%b1%d0%b0%d0%bd%d1%8b%d0%b5-%d0%bd%d1%83%d0%bb%d0%b5%d0%b2%d1%8b%d0%b5-00
Жизнь/Контекст

15 вещей из 2000-х, по которым мы не скучаем

На самом деле, прошлое десятилетие было не настолько дурным, как принято сейчас думать. Но несколько вещей мы всё-таки предпочли бы забыть.

Гламур

Ну, вы помните, скажем, антураж сериала «Клуб». Особенно если в те годы подрастала ваша младшая сестра. Мы тоже помним. Правда, ещё не решили, что хуже — сам сериал или то, как нелепо и неряшливо наши одноклассники (и, в особенности, одноклассницы) пытались анимировать его атмосферу на дискотеке каждого муниципального гадюшника под вывеской «ночной клуб».

Эмо-рок

Если вдруг ваша младшая сестра была, скажем так, не самой популярной в школе, вероятность знать наизусть хотя бы пару треков пластинки «The Black Parade» возрастала в разы. Вполне возможно, что такая участь постигла вас самих. Но даже в таком случае вспомнить каждый значок из вашей некогда обширной коллекции будет проще, чем найти 10 отличий между Saosin и Silverstein.

Гангста-рэп

Мы до сих пор не забыли фильм «Разбогатей или сдохни», золотую цепь на шее Лил Вейна, деградацию Снуп Догга и просто персонажа по имени The Game. Несколько превратное понимание гангста-рэпа сквозь рябь русского MTV в режиме SECAM и мобильный пердёж битрейтом 64 кб/сек породили целое поколение людей, которые думали, что рэп — это когда ты надеваешь широкие штаны, повязываешь на голову бандану, берёшь плохой микрофон, первый попавшийся минус и строчишь оды своему муниципальному округу. У кого-то это получалось чуть лучше.

Ню-рейв

В 2007 году мы уже решили, что мы охренеть какие модные ребята и, пока в наших подъездах пили «Ягуар» под песню «Чёрно-белые дни», мы читали западную прессу, которая нам поясняла за то, что ретро-рок — это, конечно, хорошо, но вот вышел альбом группы Klaxons, и он порвёт просто всех. Газетчики обозвали всё это дело словом «ню-рейв» и посоветовали приобрести шмотки самых кислотных цветов с принтами. Правда, они так и не объяснили, что это значит, а ещё их мнение навряд ли было кому-то интересно, потому что настоящие модные парни уже вертели на своём оптоволокне всю старомодную прессу. Ню-рейв умер, так и не родившись, оставшись в человеческой памяти последней попыткой профильной прессы что-то придумать и на что-то повлиять.

MP3-плееры

Вроде бы мы по ним и должны скучать, но нет. Во-первых, ко всему хорошему привыкаешь слишком быстро: сейчас попытки сжать битрейт и впихнуть всю музыку на свете в этот потёртый одногиговый кругляшок вспоминаются в холодном поту. Во-вторых, нет в них аналогового шарма эпохи аудиокассет.

Файлообменники

Чисто детские болезни рассвета эры оптоволокна. Ресурсы вроде Megaupload плевать хотели на ваши коллекционерские замашки и издевались над вами как могли: заставляли мимоходом посещать те сайты, на которые вы бы и в жизни сами не зашли, ждать минуты до начала загрузки каких-нибудь бисайдов группы Modest Mouse (и часы до её конца) и вообще бесцеремонно удаляли всё, что плохо лежит.

Венгеров и Фёдоров

Мы никогда не знали ни имён, ни лиц этих людей, но именно они ответственны за самую бесчеловечную и безвкусную ретроманию в истории музыки и, вероятно, заставляли вращаться выдающегося советского композитора Андрея Петрова в гробу.

Бенни Бенасси, United nations, Global Deejays и компания

Занимались примерно тем же самым, что и предыдущие персонажи (адаптировали под низкопробную танцевальную электронику старые хиты), только в их зону охвата входила ещё и не самая искушенная часть континентальной Европы. С другой стороны, о существовании Скотта Маккензи мы узнали именно таким образом и не стесняемся это признать. Но вот по итогу оригинал мы помним и любим, а ремикс просто помним. К сожалению.

Культура глобальных рейвов

Когда-то хороший диджей Goldie стоял у истоков джангла и раннего драм’н’бейса, а потом вместе с последним дошёл до ручки и докатился до бессмысленных и беспощадных русских рейвов вроде «Пиратской станции». А, были ещё Therapy Session, «Колбасный ЦехЪ», прогрессив-хаус, сборники Jutonish и прочие вещи, о которых сейчас даже наши одноклассники вспомнят без благодарности.

Шоу на MTV

Нулевые годы — это эпоха заката старого MTV, который мы знали и любили. Мы не без боли наблюдали за тем, как вместо любимой британской, австралийской и европейской двадцатки как грибы появлялись друг за другом шоу, где люди что-то делали на спор, приходили в чужие дома, выбирали себя спутников и занимались прочими вещами, которые не имели отношения к музыке.

Журнал NME и The группы

Да, мы с ностальгией и любовью вспоминаем дебютники Franz Ferdinand, The Killers, Arctic Monkeys и Interpol. Но, чёрт побери, каждую неделю читать о том, что сейчас какие-нибудь The Sunshine Underground, Pigeon Detectives и прочие стотысячные по счёту реинкарнации группы Buzzcocks спасут рок-н-ролл прямо сейчас, тогда порядком опостылело. И, да, мы до сих пор не можем понять, что The Cribs и The Riffles — это не одни и те же люди. В общем, рок-н-ролл все они так и не спасли. А вот журналу NME веры уже не стало.

Пост-рок

Мы прекрасно знаем, что была когда-то группа Talk Talk, которая перепридумала себя и не совсем понимаем, как оттуда нелёгкая нить докатилась до десятков одинаковых людей, которые не очень любили петь, но очень любили всё чёрное, тремоло и дилей.

Коктейльный трипхоп и лаунж

Нет, мы действительно очень признательны фестивалю STEREOLETO за то, что он был, есть и дай Бог, будет. Но вместе с тем стоит признать, что без него к нам бы не занесли, как картофельных паразитов из Колорадо, массовую любовь к коллективной группе Morcheeba. Парадоксально: сырой и мрачный бристольский звук превратился в соответствие самым недалёким и низменным представлениям о «стильной музыке». Morcheeba, Hooverphonic и им же подобные быстро превратились в обязательный элемент заполнения звуковых пустот в очень дорогих и очень безвкусных ресторанах.

Русская альтернатива

Плакало тёплым дождём наше чёрное небо, сентябрь горел, убийца плакал, джинсы были порезаны. Всё казалось слишком серьёзным, и в то же время было слишком смешным.

Мобильные сервисы

Для нормальных пацанов был ИК-порт, Bluetooth, дата-кабель и WAP. Для лохов — 4242 и полтора доллара за полифонический ремикс «Бумера» и «Бригады».

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*