Jamala
Жизнь/Звуки

Десять песен «Евровидения», которые можно слушать

Есть у нас такая традиция — каждый год смотреть «Евровидение» и каждый год ловить себя на одних и тех же мыслях. Османская империя, проехавшись по Балканам, оставила на век вперёд неиспаряемый запах шавермы от местных хитов. Великобритания путает слова «Евросоюз» и «Евровидение» и отправляет туда кого попало, как на каторгу (хотя, говорят, однажды хотели послать Моррисси — чёрт, это было бы красиво). Россия делает то же самое (путает, в смысле) и поэтому десантирует отборные единицы, как на войну (а её освистывают). Мальтийской певицы Кьяры всегда слишком много — в прямом смысле и фигуральном: скабрезный евродэнс из нулевых живёт и процветает, а восточноевропейцы соревнуются друг с другом за обладание самым чудовищным акцентом. Мы решились на то, чтобы послушать и посмотреть всё, что происходило на Евровидении за последние шесть лет. Потому что можем. И вырвать из общего, кхм, контекста треки, которые нестыдно хотя бы не выключать.

Lovebugs — The Highest Heights (Швейцария, 2009)

В каждой европейской стране есть англоязычная рок-группа с песнями для радио, которая вроде бы как на экспорт и, оглядываясь на контекст, даже корректирует звук, но редко бывает популярна за пределами родной страны. Швейцарцы Lovebugs — тому отчасти и опровержение и подтверждение: когда-то их, к примеру, можно было услышать на радио «Максимум» с песней «Under My Skin» (такой обычный поп-рок начала нулевых с бойким рефреном). Выше потом они прыгнуть не смогли. Зато, ловко в своё время свернув чуть ли не в сторону Coldplay, две тысячи девятый они встретили уже с разреженными гитарами и радужными синтезаторами — и песней для Евровидения, которой самое место на инди-дискотеке конца нулевых. В финал, к сожалению, не вышли.

Regina — Bistra Voda (Босния и Герцеговина, 2009)

Не путать с финской группой Regina, которую мы хорошо знаем и очень любим. Боснийские Regina всегда играли просто сложенный, скабрезный и сермяжный рок, что типично для восточной Европы — эдакая местная версия группы Сплин, только с налётом османского наследия. Песня группы для «Евровидения» — тот редкий пример, когда в общем контексте артиста она сказывается, скорее, положительно, чем отрицательно. Этот, в общем-то, балканский до мозга костей номер примечателен очень уж зычным голосом вокалиста, многослойными барабанами и оркестровками. Песня заняла 9 место.

Urban Symphony — Rändajad (Эстония, 2009)

Странные эстонцы, непонятно каким образом оказавшиеся на Евровидении. Особенно самобытен этот номер с визуальной точки зрения: заставляющая леденеть одним только своим взглядом северная валькирия и струнный квартет, то затихающий, то взрывающийся стеной звука — и всё это положено на удивительно уместный здесь трипхоповый бит. В итоге — достойное шестое место. Тем обиднее, что в дискографии группы всего три сингла, и сейчас, по слухам, вокалистка коллектива воспитывает ребёнка и о музыкальной деятельности не особо думает.

Tom Dice — Me & My Guitar (Бельгия, 2010)

Сладкоголосый выпускник бельгийской версии «Фабрики звёзд» не выдаёт желаемое за действительное — в кадре действительно только он и гитара — и исполняет чрезмерно камерную по меркам конкурса балладу, достойную быть ушедшей из-под носа какого-нибудь Дэвида Грея и точно не затерявшуюся бы в английских чартах начала нулевых. Чего уж говорить о «Евровидении», в контексте которого номер слышится и смотрится особенно выигрышно. Классический кейс хорошего парня на плохой вечеринке — ничего не выиграл и не должен был, зато все сказали, что ты милый. В итоге Том занял недурное шестое место, имел на родине успех с первым альбомом, а вот со вторым как-то не вышло.

maNga — We Could Be The Same (Турция, 2010)

Если в западной Европе принято отправлять на Евровидение кого попало, то в Европе восточной и южной к этому подходят более обстоятельно. Так, в 2009 году Турция снарядила уже боеспособную на локальном уровне группу maNga, игравшую ню-металл с привкусом кебаба. В песне для Евровидения кебаба оказалось чуть больше и выкрутить ручки влево всё-таки пришлось: получился бойкий и хлёсткий, не без пошлостей на грани допустимого дэнс-рок. Тот самый редкий случай, когда об участниках после Евровидения не забыли, а, наоборот, узнали — итоговое второе место и некоторая популярность в Европе.

Malcolm Lincoln — Siren (Эстония, 2010)

Эстония с заметной периодичностью делегирует на конкурс не самых очевидных людей. Для выбора делегата там стартует весьма самобытное шоу Eesti Laul, где на полном серьёзе происходят вот такие вещи — неудивительно, что в том же 2010 году страну поехала представлять группа Malcolm Lincoln с песней, которая могла и должна была оказаться где угодно, только не на Евровидении: сквозь магнетическую барабанную поступь и раскованные клавиши пробирается невротический и звонкий голос бледного северного мужчины. Не оценили: песня не прошла даже в финал, а у коллектива вышел один альбом, и как-то всё заглохло. Фронтмен пытался в одиночку пробраться на «Евровидение» и в этом году, но не вышло.

Pernilla — När Jag Blundar (Финляндия, 2012)

Удивительный случай: Финляндию три года назад представляла гандболистка из местной сборной и спела песню на шведском. Где, впрочем, всё просто: струнный квартет и женщина, которая поёт. Отыгрывая сразу два амплуа — условной Адель и условной исполнительницы баллады на Евровидении — Пернилла не попадает ни туда, ни туда. Слишком скромно и аскетично для второго случая, слишком мало драмы для первого. Поэтому и не прошла в финал, а после решила, что играть в гандбол у неё получается всё-таки лучше.

Marayaa — Here for You (Словения, 2015)

Словенский дуэт проделал смелый трюк, одев приторный неосоул в духе Джосс Стоун или Даффи в сценический костюм для «Евровидения» так, чтобы никто не заметил. И это получилось: несущий ритм раскручивает песню до стадионных оборотов Марку Ронсону на зависть. Те, кто слышит их соул, заполняют танцпол. Наши фавориты на сегодняшний вечер.

Anti Social Media — The Way You Are (Дания, 2015)

Российские ведущие Евровидения в этом году назвали песню датского квартета Anti Social Media звуком в стиле шестидесятых. Разумеется, никаких шестидесятых здесь и в помине не было, зато есть Англия где-то начала нулевых: свинговый бит, приталенные пиджачки, скинни и полуакустика на уровне плеч — нечасто встретишь самые долгоиграющие стереотипы бритпопа на Евровидении, за что и помечаем галочкой. О каких бы то ни было шансах на выход в финал здесь говорить не приходится — удивителен сам выбор датчан.

Voltaj — De La Capat (Румыния, 2015)

Поднимать на повестку дня социальные темы, не умаляя искренние порывы исполнителей, всегда было рабочей технологией на Евровидении. Поэтому шансы на какой-бы то ни было успех у румынских поп-рокеров Voltaj весьма велики. Впрочем, есть за что: клавишная аскеза разгоняется до стадионного гитарного звука — почти как у Coldplay в середине 2000-х. И мелодия ведь почти не пошловата. Сегодня также будем внимательно следить за ними.

Бонус: Winny Puhh — Meiecundimees üks Korsakov läks eile Lätti (Эстония, 2013)

Дичайшая фрик-панк-группа из Эстонии так и не поехала на «Евровидение», хотя могла бы. Нам кажется, если бы на конкурсе было бы больше вот такого, то мир стал бы чуть лучше. А пока — включайте телевизор.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*