2015-02-08-10.23.15-1-973x648
Звуки

Пять лучших альбомов о расставании и одиночестве

Так как сегодня День Влюбленных, мы решили сделать подборку о тех и для тех, кому будет не с кем отметить этот праздник, и выбрали пять альбомов о расставании и о том, как самая несчастная любовь может стать отличным поводом для хорошего альбома.

Тори Амос «Boys for Pele»

bfpcover-big

У американского продюсера Эрика Росса были долгие профессиональные и романтические отношения с Тори Эймос. С ним напрямую связаны первые два её альбома — потому что это его рук было дело. И косвенно третий — потому что ушёл с концами.

Бросать девушку — вообще дело опасное и не всегда предсказуемое. Особенно если она и раньше за роялем воспевала тяжёлую женскую долю и с ней же в своих песнях и боролась, а начала всё вообще со спетой, а капелла личной истории об изнасиловании.

Вполне естественно, что Тори пустилась во все тяжкие. Оставшись с разбитым сердцем и без продюсера, певица самым экспрессивным образом вылила всю свою ярость в этих абсолютно сырых по звуку, беспардонных, а подчас и откровенно жестоких песнях. Здесь достаётся всему: менструальным циклам, наркотикам, Кортни Лав, мужчинам в общем и мужчинам в частности, Магомеду — порой иносказательно, порой открытым текстом. Этот альбом неровный и неустойчивый — как в смысле звука, так и в плане эмоций. Boys for Pele он называется неслучайно — перед записью Тори побывала на Гавайях, насмотрелась на вулканы богини Пеле, наслушалась легенд о ней и пообщалась с гавайской шаманкой. Через всё пространство альбома его звуковой сыростью, одинокими клавесинами, незамысловатыми аранжировками и общим лаконизмом проходит магистральной линией бесконечный самоанализ и риторические вопросы о мужчинах. Как отозвалась позже сама Тори — «Little Earthquakes (первый альбом) был о девочке, что ищет свой голос, Under the Pink (второй) — как она пробует воду и смотрит на женские отношения в первую очередь с женщинами. А этот альбом о мужчинах и о том, что они мне дали. Порой они не давали ничего, просто стояли и не шли на помощь, не пытались улучшить ситуацию. Когда люди идут разными путями — каждый сам за себя. Это подарок, когда заставляют признать собственный огонь, но порой было страшно».

Пит Йорн и Скарлетт Йоханссон «Break Up»

История о том, как трудолюбивый сингер-сонграйтер средней руки, исправный поставщик саундтреков для романтических комедий Пит Йорн и успевшая к тому моменту обжечься на каверах Тома Уэйтса актриса Скарлетт Йоханнсон решили поиграть в Сержа Генсбура и Бриджит Бардо, а получились She & Him. Что совсем забавно, легенда гласит, что Йорн хотел написать этот альбом как раз-таки с Зоуи Дешанель, но не дозвонился до неё и только потом связался со Скарлетт.

Этот короткий, непритязательный и необязательный альбом — не из-за расставания, а о расставании. Вернее, о необходимости расставания. Беззаботным языком сделанных под старину лёгких гитар и мимолётных клавиш пластинка повествует о том, что, в общем-то, ничто не вечно под луною, любые отношения рано или поздно заканчиваются, но не нужно делать из этого трагедии, потому как жизнь продолжается, а жизнь эта прекрасна и удивительна.

Blur «13»

Лучший альбом, виновницей которого стала Джастин Фришман из группы Elastica, собственно, к группе Elastica не имеет никакого отношения. Такова уж её судьба — остаться в памяти всех музой двух важных людей бритпопа — Бретта Андерсона и Дэймона Албарна. Если первый после расставания с Джастин резко свернул вектор своей только ещё начинающей группы Suede в сторону грязноватого шугейзового звука и глэмовой эстетики, то Дэймон Албарн и Blur записали самый грустный и смурной альбом.

Здесь уже совсем не осталось никакого бритпопа, зато Дэймон Албарн поёт госпелы и блюз, Алекс Джеймс ему подыгрывает на контрабасе, а Грэму Коксону, кажется, дали карт-бланш на всё. Пока Албарн писал самые интимные и душераздирающие тексты в своей жизни, Коксон ставил всевозможные шумовые опыты и мимоходом сделал Coffee & TV, которая станет одной из лучших песен Blur вообще. От другого важного номера отсюда — пышного госпела Tender — говорят, рыдала сама Джастин Фришман. Но эмоциональный пик — это Caramel, печальное крещендо о том, что надо биться даже за самую трагичную любовь.

Райан Адамс «Love Is Hell» (Part 1 & 2)

Строго говоря, это не альбом, а два EP. Строго говоря, эти два EP вообще не должны были выйти. Бывшему вокалисту «Whiskeytown», автору посвящения Нью-Йорку и великого альбома «Gold» 10 лет назад патологически не везло. В 2003 году он расстался со своей невестой Леоной Несс. Состояние у него было совершенно подавленное, в результате чего Адамс отложил гитару, бросил кантри, уселся за рояль и спел 15 лучших песен в своей жизни о любви, которая в итоге тянет тебя в ад, о родном городе, в котором стало совсем плохо, об обществе людей, которым не с кем поделиться самым сокровенным — в общем, о том, о чем и должен петь мужчина средних лет, когда у него все пошло по известному месту. Впрочем, лейбл не оценил терзаний Адамса и решил отложить альбом на совсем дальнюю полку.

В итоге «Love Is Hell» вышел в качестве двух EP, и нет более изящного памятника увядающим чувствам. Под аккуратные клавиши Адамс постепенно повышает голос и выплескивает свою боль, проходит все стадии — от отрицания до принятия — и в конце концов успокаивается. Два эмоциональных пика — кавер на «Wonderwall» (оценённый и самими Oasis, превращенный из гимна любви в эпитафию под одинокую акустику) и «Avalanche» в конце первого EP, эдакие титры под мерцающие гитары и строчка «It's over» в самом конце, которую Адамс поет, будто проглатывая слезы.

Бьорк «Vulnicura»

Многие ненавидят теперь уже бывшего мужа Бьорк Мэттью Барни. О, что он с ней сотворил! Заставил петь для страшного фильма про людей и рыб, довел ее до экспериментов без инструментов и того, что альбомы стало слышать невозможно. Нет, она и сама, конечно, могла, но окружение влияет. Тем более, если учесть, что после распада этого брака артиста и артистки появился самый внятный альбом последней за 14 лет.

Строго говоря, этот альбом нельзя назвать лучшим в дискографии Бьорк (строго говоря, трети нашего авторского коллектива он не то, чтобы очень понравился). Зато он являет собой идеальный пример того, как женщина через музыку освобождается от пут ее ушедшего замужества. Мэттью Барни — талантливый художник, но в итоге и творчество Бьорк нулевых превратилось в своеобразный арт-проект. Она исключила из песен поп-музыку (альбом с Тимбалэндом — тоже арт-объект), она интересуется звуком, препарировала его в компании рэпперов и металлистов, ей приятнее возиться со скальпелем, чем зашивать раны и лечить. Теперь настала пора приниматься за нитки, за струны из оркестра, который сразу же, с первых же аккордов обволакивает тебя и тащит по бесконечному полю страданий и терзаний немолодой женщины, чье творчество было всегда сопряжено с присутствием серьезных мужчин, что приводило в итоге к разрыву и порыву. Конечно, это уже не «Joga» и не «Hyperballad», но все же. Эти песни, они как сама Бьорк, медленно выпутываются из-под музейных конструкций и инсталляций, чтобы вновь обрести покой. Всем бы так.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*